?

Log in

No account? Create an account

Журнал Леонида Кроля


Previous Entry Share Next Entry
Глава "Все впереди" (5). Команда в Поречье
:)
kl_acc
Как тут было Энн не приехать еще раз, уже в роли Гриндера, да еще с Джудит Делузиер в обнимку? Энн любила представлять себя комиссаром Джудит, поверенной в делах, представителем в сложных обстоятельствах. Сама Джудит ни мало в этом не нуждалась, она была тонка, нежна и при этом вполне закалена и устойчива. Она была как следует обожжена солнцем, в конце концов она ведь была калифорнийский продукт.

В этой тренерской компании в Поречье все работали весьма ответственно, Энн была старостой, погонялой серьеза, но никто и не отлынивал. Мальчикам, их за таких держали нежно, это скорее нравилось, приходилось играть роль немного гусаров. Ничего лишнего, вот и старались на учениях.

Они были как-то высоко вознесены над рядовыми участниками, не помню чтобы девушки тогда строили глазки, все-таки видимо этот расклад двое на двое, при всех ограничениях не позволял отойти далеко от вечернего стойла. Да и бутылка водки не добавляла резвости, это была вечерняя порция расслабления Яна. Потреблялась не без некоторой жадности. Питер был более общителен, ходил в гости, изучал этнографию.

От его лингвистического прошлого осталась особенность вытягивать шею, улыбаться и старательно перевирать слова. Видимо это значило некое демократическое приближение к соседям по расе. У нас никто не чувствовал себя индусами и представителями неправильной касты, поэтому Питер повторял свои опыты часто. Я не заметил больших лингвистических побед.

Не думаю, что на Бали ему позже удалось пугать туземцев знанием русского. Ян с Питером тоже определялись, как и понаехавшие местные товарищи. Питер почесывая голову думал о Бали, тогда оно еще маячило вдали. Ему в принципе хотелось отъехать подальше от Англии со своим разводом, от преподавания французского со всеми Прустами, подальше от чепорности да и от первой половины жизни.

НЛП для этого подходила чудесно, да и Россия как перевалочный пункт на дальний восток. Может быть давние традиции империализма Англии через Питера были последними искрами, в виде этих милых чудачеств. Спустя лет девять я путешествовал на Бали, с Питером, перед поездкой к нему в гости, мы встретились на местной свадьбе.

Он был одет в костюм магараджи, к его высокому росту это очень шло и свадебным генералом, игравшим хорошего англичанина, смотрелся хорошо и иронически тонко. К тому времени он был женат на туземке, все как и полагается, из хорошего рода и на двадцать лет моложе.

Центр его был в потрясающе красивом месте, горы вокруг, обилие полива в садах совершало чудо в местном климате, гостевые бунгала дышали ветром, прохладой в жаре и ароматами, неторопливые, но вышколенные слуги с редкостным достоинством тихо существовали вокруг.

Днем он отправлялся вздремнуть, редкая гармония восточно –западных отношений завершалась благостной картиной новорожденных. Завозить туда западные группы, по-моему, не очень получалось, тут бы стоило добавить предприимчивости, но на тот момент жизнь явно удалась. В России девяносто второго года Энн тоже говорила о Бали, это было тогда вновь открывшейся западной модой, еще скорее для избранных.

Питер написал пару книг по медитации, каждая страниц по двадцать, но с картинками, это тоже был переходный шаг между французским и НЛП, а может как раз результатом этого вялого мечтания и была постройка центра с бунгалами и цветами. Про себя я думаю, что благодаря холодному климату и короткому лету, или накопленному прерыванию слишком многих жизней, мечты в России обладают особой силой и способностью сбываться.

Тогда в Поречье семинар был не только вновь обретенной реальностью, но и мощным потоком мечты, начавшей оформляться и сбываться. НЛП было мифической техникой. О ней слышали, читали, но пребывали в ощущении, что это малая часть знания, кусочек Айсберга. Следовало кропотливо исследовать и бродить по уголкам. Привычка считать, что только избранным и случайно достается лучшее была очень сильна.

Ян был более усидчив, но все же видно было, что на фабрике ему не работать никогда, как и оседлым клерком в организации. В последствии Ян как и Питер несколько раз приезжали проводить тренинги по моему приглашению, но никогда больше не было такого радостного ощущения предвкушения, осуществления, принадлежности к волне нового.

Ян в Европе вполне был адаптирован к модам в бизнесе, лидерство и харизма, командные роли и креативность, были темами, о которых он мог говорить долго, тем более расцвечивая это интерактивом. В чрезмерно усидчивой Европе этого часто было достаточно.

Его способность переходить от зажигательной энергии к умному и структурированному диалогу про нетипичное в офисе каждый день явно могло прокормить его без частых отъездов из дома. Вдвоем они смотрелись авторитетнее.

В тот приезд вопрос о подтверждении авторитета не стоял. Вверительные грамоты западной культуры, тренинг как таковой, миф НЛП как квинтэссенции психотехники, май месяц, большая компания, дороговизна, причастность к мифу передовиков – вариться в таком супе было просто великой удачей.

Джудит и вообще работать было не нужно. Она это просто хорошо делала, когда всходила на подиум, была очень естественна и что-то начинало двигать ею без напряжения. Может это было НЛП, а может природное обаяние и непосредственность. Она как будто осталась студенткой, вдруг многому научившаяся, без тревог жизни, опытов, неудач, сомнений.

Она была действительной звездой. В молодости это могло быть особенно ярко. У нее была блестящая реакция, непосредственность и умение прерывать тривиальность в мелочах. В последующих встречах содержание казалось мне иногда скучным, но вот манера вести себя всегда оставалась неподдельной и подкупающей.

Она была особой с прекрасным характером, быстрым и острым пониманием момента, добра и покладиста, хорошо охраняла свои границы, охотно допуская приближение к себе. Ее хорошо было иметь как икону рядом. Не даром Роберт Дилтс, первый во втором эшелоне НЛП много лет вместе с ней вел летний университет по НЛП. Лужаек в Америке тоже хватало и «хей» они могли произносить хором, стоило только с недельку поучиться.

Джудит не так уж много ездила, книги с ее соавторством выходили, бывший муж иногда встречался в прогулках по необъятному ранчо в горах, хотя на такой площади это было не просто. Она вряд ли что-то писала сама, но за годы прошедшие после первого успеха, неплохо выучила тогда вышедшие из- под увеличительного стекла упражнения и фрагменты теории.